тонировка фар пленкой или лаком
Стивен Кинг
Стивен Кинг
1947 - ...

Навигация
Биография
Произведения
Фотографии


Реклама



Роман "Полицейский из библиотеки"
Стивен Кинг - Произведения - "Полицейский из библиотеки"

снова хочу ее. Но она сказала, что не надо гнать
лошадей. Я все равно попробовал лечь на нее, но она оттолкнула меня так же
просто, как мать отталкивает ребенка от груди, когда не хочет больше кормить
его. Я попытался еще раз, но она вцепилась мне в лицо ногтями и в двух
местах разодрала кожу. И вот это затушило мой огонь. Она была стремительная,
как кошка, и в два раза сильнее. Когда она увидела, что мне стало ясно -
игра закончилась, она оделась и вывела меня с поля. Я шел за ней, кроткий
как агнец.
Мы шли пешком до самого ее дома. По дороге мы никого не встретили и
это, вероятно, к лучшему. Моя одежда вся была в земле и шелковистых волосках
от кукурузы, моя сорочка выбилась, галстук комком торчал в заднем кармане,
его конец болтался сзади, как хвост, и я болезненно ощущал любое
прикосновение одежды. А вот она - она выглядела спокойной и свежей, как
фруктовая вода с мороженым в стакане где-нибудь в аптеке-закусочной. Волосок
к волоску. На туфлях - ни пылинки, на юбке - ни одного волоска от кукурузы.
Мы подошли к дому, и пока я осматривал его, стараясь решить, сколько
краски пойдет на него, она принесла мне чего-то выпить в высоком стакане. В
нем была соломинка и веточка мяты. Я думал, что это чай со льдом, пока не
отхлебнул. Это было неразбавленное шотландское виски.
"О, боже мой!" - сказал я, с трудом переводя дух. "Тебе что, не
нравится это? - спрашивает она меня, а сама улыбается с этой ее издевочкой.
- Может быть, ты бы предпочел кофе со льдом?"
Тогда я говорю: "Да, я хочу кофе". Но я не просто хотел его. Он мне был
необходим. Я пытался не пить в середине дня в те времена, потому что так
делают алкоголики. Но на этом пришлось поставить точку. С того времени, как
я узнал ее, я пил почти в любое время дня и каждый день. Для меня последние
два с половиной года, пока Айк был Президентом, были долгой пьянкой.
Пока я красил ее дом - я делал все, что она мне давала, когда у меня
была возможность, - она привыкала к работе в библиотеке. Мистер Лэвин принял
ее на работу, как только у нее начались нелады и поставил ее руководить
детской библиотекой. Я обычно ходил туда при первой возможности, а их было
много, так как я нигде не состоял на работе, и ни от кого не зависел. Когда
мистер Лэвин стал говорить, что я провожу там много времени, я пообещал
бесплатно сделать внутреннюю покраску библиотеки. Тогда он разрешил мне
приходить и уходить сколько угодно. Аделия говорила мне, что так оно и
будет, и она была права - как всегда.
У меня нет четких воспоминаний о том времени, которое я провел,
совершенно плененный ею, именно так, ослепленный мужчина, живущий в плену у
женщины, которая по настоящему-то и не была женщиной. И это не какие-нибудь
провалы, которые иногда бывают у пьющих. Это было желание забыть то, что уже
случилось. Поэтому то, что у меня осталось, так это разрозненные
воспоминания, но которые выстроились в какую-то цепочку, как те острова в
Тихом океане. Архипелаги, или как они там называются.
Я помню, как примерно за месяц до смерти мистера Лэвина она повесила на
двери детской комнаты большой плакат с "Красной Шапочкой", и помню, как она
взяла одного мальчугана за руку и повела его к ней. "Видишь эту маленькую
девочку?" - спросила она. "Да", - говорит он. "Ты знаешь, почему этот злодей
сейчас съест ее?" - спрашивает Аделия. "Нет", - отвечает малыш, и при этом
его квадратные глаза посерьезнели и наполнились слезами. "Потому что он
позабыл вовремя вернуть в библиотеку книгу", - говорит она. "Ведь ты никогда
так не поступишь, Вилли?" - "Нет, никогда", - отвечает малыш, а Аделия
говорит: "Лучше не надо". И потом она повела его в детскую на "Час сказки",
все еще держа его за руку.
Тот ребенок - это был Вилли Клеммарт, которого убили во Вьетнаме,
оглянулся назад, туда, где я стоял на лесах с кистью в руке, и я прочитал
его взгляд, как газетный заголовок: "Спасите меня от нее", - говорили его
глаза. "Ну, пожалуйста, мистер Дункан". Но разве я мог? Я сам не мог
спастись.
Дейв вынул откуда-то из глубины заднего кармана чистый, но очень мятый
пестрый носовой платок и сильно высморкался.
- Мистер Лэвин сначала думал, что Аделия - человек добродушный, но
скоро он был о ней другого мнения. Примерно за неделю до его смерти у них
началась кошмарная ссора из-за этого плаката с "Красной Шапочкой". Он ему с
самого начала не понравился. Может быть,
Страницы: <<< 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 >>>

Стивен Кинг - Произведения - "Полицейский из библиотеки"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"